Лукуллов пир

Пиры известного римского полководца и гурмана Лукулла (ок. 117— 56 гг. до н. э.) вошли в историю кулинарии как пример ошеломляющей по своей расточительности роскоши (отсюда крылатое выражение «лукуллов пир»).

Вот меню по всем данным, не самого пышного приема у Лукулла, которое мы повторим вслед за Яном Парандовским, известным польским писателем, прекрасным знатоком Древней Греции и Рима:

устрицы из северных морей
дрозды со спаржей
пулярки,
тушеные морские моллюски,
запеченные в тесте цесарки,
белые и черные каштаны;

кабан поданный целиком, но состоящий из десятка приготовленных по-разному частей
к кабану: репа, салат, редька и острый соус из морских рыб;

огромная мурена с гарниром из морских раков;
к мурене — соус из оливкового масла, уксуса, макрели и различных овощей, приготовленных на красном вине;

гусиная печенка;
испанские зайцы; утки откормленные инжиром;

фрукты…

Одно только чтение этого списка вызывает легкое головокружение…

Но были люди в Римской империи, которые ратовали за воздержание в еде и не одобряли Лукулловы пиры. Среди них можно назвать римского поэта Овидия, римского политического деятеля, философа и писателя Сенеку и др.